Корзина пуста

Genealogic → Статья Крестьянин во дворянстве - Московские новости

Крестьянин во дворянстве - Московские новости

Москвичи составляют родословные не для подтверждения своего высокого происхождения

В Москве новая мода на составление родословных. Если в 90-е, когда была первая волна интереса к прошлому, все стремились найти среди предков дворян, то теперь москвичам важно просто знать, кем были их прадеды и откуда вообще пошел их род.

«Исследования родословной набирают популярность. Все больше людей начинают интересоваться, кем были их предки», — говорит генеалог Александр Воробьев. Мотивы у клиентов разные: одни хотят узнать о своих предках, чтобы рассказать о них детям. Другие — чтобы познать себя, третьи пытаются подтвердить свое право на наследство. По словам Воробьева, подтверждение дворянского происхождения было очень популярно в 90-е годы, когда составление родословной только начинало входить в моду. «Сейчас большинство наших клиентов из крестьян. Люди осознали, что любые предки важны», — замечает он. «Знать информацию о своих корнях — естественная потребность образованного человека», — считает практикующий психолог Ирина Агличева, поскольку информация о роде дает человеку ощущение стабильности и безопасности. «В 90-е годы составление родословной было манерным, пафосным жестом, — поясняет психолог. — Сейчас все по-другому: люди стали задумываться, что они на самом деле из себя представляют, и что они смогут оставить своим потомкам».

В рабочем кабинете Владимира Смысловского вся стена обклеена белыми листами с надписями и стрелочками. Это родословная его 6-летнего внука Никиты. Владимир уже 10 лет занимается составлением своей родословной. Если распечатать все генеалогическое древо, составленное им, то можно обклеить всю квартиру.

Владимир нашел уже 1950 предков, рождение самого старшего из них датируется 1650 годом. «Чувствуешь себя сыщиком, ухватываешься за самую, казалось бы, незначительную ниточку, и она выводит тебя на человека», — делится он. Однажды «ниточка» привела к родственникам, живущим в Лихтенштейне, теперь с ними он ведет переписку.

А как-то в семейном архиве Владимир нашел фотографию мужчины с надписью «г. Выкса, 1932 год». До этого такого города он даже не знал. Но когда приехал туда, выяснил, что в техникуме Выксы преподавал один из его прадедов. Информацию о другом своем прадеде Смысловский разыскивал на Смоленском кладбище в Петербурге. О третьем — на Ваганьковском кладбище в Москве. «Просто обходил захоронения, искал памятники», — говорит генеалог. Сведения о репрессированных родственниках удалось отыскать благодаря запросам, сделанным в ФСБ.

Занявшись поисками предков, Владимир Смысловский решил установить, к какому сословию принадлежит его род. Он обратился в Российское дворянское собрание, и оказалось, что Смысловские — дворяне. Теперь у Владимира имеется фамильный герб. На нем изображены перья и мечи, поскольку в роду Смысловских было много учителей и военных. Сам Владимир раньше работал учителем географии, а потом служил в полиции. Также на гербе нарисован черный лабрадор — любимая собака дворянина Смысловского по кличке Маруся.

На составление родословной Смысловский потратил уже около 150 тыс. руб. В эту сумму вошли стоимость специальной компьютерной программы, поездки в другие города и услуги сотрудников архивов. «Самому в архивах тяжело что-то найти. Легче бывает тысячу рублей специалисту заплатить», — сказал Владимир.

Генеалогические агентства просят за работу, проделанную Смысловским около 500 тыс. руб., но сумма эта может вырасти до нескольких миллионов — все зависит от того, с какими трудностями столкнутся агенты, разведывая информацию о предках. «Самое дешевое исследование — фамильный диплом. В нем говорится, что означает фамилия. Такой документ стоит около 10 тыс. руб.», — говорит Арсений Духов, менеджер Международного генеалогического центра.

Составление родословной надо начинать с опроса родственников и исследования домашних архивов. «Я тещу десять раз расспрашивал о ее родне, и каждый раз она вспоминала что-то новое», — рассказывает Смысловский. По его словам, чем больше данных собрано, тем лучше: фотографии, места работы, переезды, госпитализации — все это важно.

Не стоит забывать об Интернете, рекомендует генеалог-любитель. Он рассказал, что в сети нашел однофамильца своих предков. Оказалось, что этот человек является ему дальним родственником и тоже занимается составлением родословной. Объединив усилия, генеалоги расширили свои базы почти на треть.

Смысловский дошел уже до 12-го колена, но считает, что работа еще не закончена. «Составлять родословную можно бесконечно. Тем более это занятие очень затягивает», — говорит он. Недавно Владимир начал помогать составлять генеалогическое древо своей знакомой, которая увидела его труды и тоже «заразилась».

Вообще на практике восстановить свое прошлое можно максимум до XV века. «Дворян искать проще, фамилии им даровал государь. С крестьянами все намного сложнее», — говорит генеалог Светлана Терехина. У крестьян фамилии стали появляться после отмены крепостного права в 1861 году. Но часто крестьянские фамилии, как и прозвища, из которых они произошли, менялись.

«Генеалогическое исследование открывает потомкам совершенно удивительные факты», — считает Александр Воробьев. В его практике было немало таких случаев. К примеру, когда при исследовании родословной ленинградского инженера, работавшего на Кировском заводе, выяснилось, что он происходил из рода немецких дворян, которые находились на российской службе с конца XVIII века. Или в другом случае в роду крестьян Подольской губернии вдруг обнаружились бывшие польские шляхтичи, которые не доказали свои дворянские права и были записаны в однодворцы, а потом слились с крестьянами.

 

Наталья Беришвили
Московские новости, 24 мая 2011 г.